Eng

Некоторые критические замечания к "Концепции единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" применительно к разрешению споров с участием иностранных лиц

21 Января 2016

1) Возможность признания иностранных судебных и арбитражных решений на основании принципа взаимности

В обоснование необходимости признавать решения иностранных судов на основании взаимности в Концепции цитируются Определение Верховного Суда РФ от 07.06.20025-Г02-64 и решение ЕСПЧ по делу «Петр Королев против Российской Федерации». При этом разработчиками Концепции особо подчеркивается, что, согласно указанному решению ЕСПЧ, российской правовой системой не исключается принудительное исполнение судебных решений, принятых судами того государства, с которыми у России отсутствует соответствующий договор».

Комментируя ссылку на решение ЕСПЧ по делу «Петр Королев против Российской Федерации» в обоснование существования принципа взаимности, необходимо отметить, что в данном деле ЕСПЧ всего лишь констатировал, что российские суды признают и исполняют решения иностранных судов на основании принципа взаимности (международной вежливости), но отнюдь не предписывал признавать иностранные решения на основании данного принципа.

Обстоятельства данного дела заключались в следующем. Заявитель — Петр Королев — проходил службу на Тихоокеанском флоте в качестве командира танкера «Аргунь», который сдавался в аренду иностранным компаниям. С 1996 -1999 г. экипажу не выплачивалась заработная плата, в связи с чем г-н Королев во время нахождения судна в порту г. Кейптаун (ЮАР) обратился с иском в Верховный Апелляционный Суд ЮАР о взыскании задолженности по заработной плате. Данное требование Верховным Апелляционным Судом ЮАР было удовлетворено.

Впоследствии Петр Королев обращался с иском о взыскании задолженности по заработной плате уже в российские суды, которые в удовлетворении данного требования отказали. В связи с отказом в удовлетворении требования и исчерпанием национальных средств защиты, г-н Королев обратился в Европейский Суд по правам человека. В качестве возражения Российской Федерацией был заявлен довод о том, что жалоба Петра Королева не соответствует требованиям («не является приемлемой»), поскольку им не были исчерпаны национальные средства защиты в виде возможности признания решения Верховного Апелляционного Суда ЮАР. ЕСПЧ, проанализировав российскую судебную практику (Определение Верховного Суда РФ от 07.06.20025-Г02-64) указал, что в российской судебной практикой допускается признание иностранных судебных решений на основании взаимности и, таким образом, жалоба Петра Королева не является приемлемой.

Тем самым, ЕСПЧ всего лишь констатировал, что возможность признания решений иностранных судов на основании взаимности допускается российской судебной практикой, но отнюдь не предписывал производить признание на основании данного весьма дискуссионного принципа.

2) Решение иностранного суда, не требующее признания — куда его нести?

Согласно ст. 413 ГПК РФ, лицо, чьи права затрагиваются решением иностранного суда, не требующего принудительного исполнения, вправе заявить возражения против признания решения, в течение месяца после того, как ему стало известно о поступлении данного решения.

Поскольку в ст. 413 ГПК РФ не указано, в какой орган должно было поступить решение иностранного суда, разработчики Концепции попытались данный пробел устранить, однако это получилось у них весьма оригинальным образом
По мнению разработчиков Концепции, ст. 413 ГПК РФ применима к ситуации «когда иностранное судебное решение поступило в Министерство юстиции РФ, которое, придя к выводу, что принудительного исполнения решения не требуется, воздержалось от его направления в какой-либо суд».

Вывод разработчиков Концепции о том, что решение иностранного суда должно быть направлено в Минюст выглядит весьма странно по следующим обстоятельствам.
В подавляющем большинстве своем, к числу иностранных решений, вынесенных по делам между гражданами, относятся решения о расторжении брака. Поскольку подобное решение представляет собой подтверждение изменения статуса лица, то оно и подлежит предъявлению в органы ЗАГС (в редких случаях нотариусу), а отнюдь не в Минюст.

Тем более, не до конца понятен аргумент разработчиков Концепции о том, зачем стороне предъявлять иностранное решение в Минюст, если согласно ст. 415 ГПК РФ данные решения признаются в РФ без дальнейшего производства.

3) Основания к отказу в признании решения иностранного суда/ арбитражного решения — обязанность применить или судебное усмотрение

Одним из самых спорных положений Концепции является довод о том, что в случае, если судом будет установлено наличие основания отказа в признании решения иностранного суда/ арбитражного решения, то суд обязан применить данное последствие, поскольку в ином случае «запретительный эффект правил, изложенных в данной статье, может быть по существу сведен к нулю усмотрением суда».

Закрепление подобного положения в новом (Е)ГПК войдет в существенное противоречие с действующими международным договорами РФ, поскольку согласно ст. V Нью-Йоркской Конвенции 1958 г. (о которой разработчики Концепции упоминают), отказ в признании иностранного арбитражного решения по основаниям, предусмотренным п. 1 ст V Нью-Йоркской Конвенции 1958 г. — это право суда, но не обязанность («в признании и приведении в исполнение арбитражного решения МОЖЕТ быть отказано по просьбе той стороны, против которой оно направлено, ТОЛЬКО ЕСЛИ эта сторона представит компетентной власти по месту, где испрашивается признание и приведение в исполнение, доказательства того, что (а)…« — далее по списку).

Закрепление во внутреннем законодательстве положений прямо противоречащих международному договору: (а) бессмысленно в силу п. 4 ст. 15 Конституции; (b) вредно, поскольку неизбежно будет сбивать суды с толку относительно того, какой акт подлежит применению.

Вывод: Анализ указанных положений не позволяет признать их до конца продуманными и желательными к внесению

Вместо послесловия

На конференции в ноябре 2014 г., посвященной 200-летию Кодекса Наполеон, А. Л. Маковский рассказывал о том, что во время работы над ФГК 1804 г.-н Жан Камбасерес (министр юстиции) приносил Наполеону ежедневный протокол работы Правительственной Комиссии над ФГК, в котором фиксировалось, кто из членов Комиссии вносил какие поправки.
Имена лиц, ответственных за подготовку данного раздела вряд ли будут известны широкой публике, хотя это могло бы оказаться весьма поучительно.



Обратная связь