Eng

Вместе с 2014 - Годом культуры в России - ушли и бюджетные деньги

21 Января 2016

Ушедший 2014 год в России Указом Президента РФ Владимира Путина стал Годом культуры. Были изданы распоряжения Правительства «Об утверждении плана основных мероприятий по проведению в 2014 году в Российской Федерации Года культуры» и «Об образовании организационного комитета по проведению в Российской Федерации Года культуры и утверждении его состава». Все субъекты РФ разработали планы по проведению «культурного года». По заявлению министра культуры Владимира Мединского, упор должен был быть сделан на поддержку традиционных, классических и подлинно народных форм искусства, доказавших свою жизненность и всенародную любовь, при этом все внимание отдано регионам, развитию инфраструктуры (музеев, библиотек, клубов) в маленьких населенных пунктах, а также возрождению гастрольной и выставочной деятельности, несущей культуру в самые отдаленные уголки страны.

Год прошел, отчеты о результатах его проведения ответственными лицами написаны, галки поставлены, премии получены. Следует признать, что поощрений удостоились и сами деятели культуры. В конце декабря прошлого года президент Путин вручил государственные награды наряду с представителями рабочих профессий, летчиками, журналистами, врачами и деятелям культуры и науки. Орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени получили певица Алла Пугачева и дирижер Владимир Спиваков. Худруку театра Сатиры Александру Ширвиндту и композиторам Игорю Крутому и Александре Пахмутовой вручили орден за заслуги III степени. Полным кавалером этого ордена стал артист Леонид Броневой. Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, возглавивший список самых влиятельных фигур в русском искусстве 2014 года (по рейтингу издания «Артгид»), был удостоен ордена Александра Невского. Режиссеру и сценаристу Виктору Мережко присвоено звание народного артиста России. Именно тогда президент, наградив двух трактористов и летчика, заметил, что в нашей стране последние ничем не отличаются от представителей интеллигенции. «Летчики у нас похожи на артистов, а артисты — на трактористов», — сказал он. Неужели результаты Года культуры уже «налицо»?

Между тем без тени иронии следует признать, что за год были сняты талантливые фильмы (взять хотя бы «Левиафан» Андрея Звягинцева, получившего «Золотой глобус»), написаны хорошие книги (чего стоит трилогия Дины Рубиной «Русская канарейка»), поставлены оригинальные спектакли (лучшим по версии премии «Хрустальная Турандот» признан «Леди Макбет нашего уезда» Камы Гинкаса по повести Николая Лескова в Московском ТЮЗе). Были и успешные гастрольные туры, как за рубеж, так и по провинции, интересные выставки, нетрадиционные — как принято сейчас говорить — инсталляции и моб-шоу. Хотя за год пришлось увидеть и услышать много пошлости, вульгарности и просто безвкусицы.

Но сегодня не об этом. Мы задались вопросом о том, что значимого произошло в сфере культуры за год на государственном уровне. Главное, как нам кажется (не принимая во внимание эгиду года), впервые за последние годы была сформулирована позиция государства в этом вопросе. На заседании Госсовета и Совета по культуре и искусству в конце декабря 2014 года Владимир Путин заявил, что стране нужно уйти от идеологизации культуры и истории. «Одна из главных проблем — чтобы мы с вами как можно быстрее ушли от различных форм идеологизации нашей истории и нашей культуры, — отметил президент. — Мы должны беспристрастно это исследовать, смотреть на это глазами современного человека и использовать это для того, чтобы ничего не мешало нам идти вперед». Президент подчеркнул, что необходимо укреплять культурное влияние России во всем мире и не замыкаться на себе.

Вполне ожидаемо эта позиция была закреплена в утвержденном президентом основополагающем в культурной сфере государственном документе — «Основах государственной культурной политики», в котором культура представлена всеобъемлюще, а акцент сделан на просвещение и создание доступных культурных благ для всех жителей страны. Подобный акт появился в российской истории впервые. Как отметил президент, комментируя «Основы», одна из главных задач — добиться, чтобы культура стала естественным регулятором жизни.

Проект этого документа мы подробно анализировали в материале «Проект „Основ государственной культурной политики“: новая идеология государства или средство для „распила“ бюджетных средств». В частности, был сделан вывод о том, что «все высокие слова о миссии государства, о вечных ценностях, о микро- и макрокультурализме не более, чем слова. И нужны эти слова в бумажке под названием „Основы государственной культурной политики“ только для того, чтобы чиновники от культуры могли, используя свое служебное положение, решать (отнюдь не бесплатно, конечно), кому выделять государственные деньги, а кого их лишать». Симптоматично, что казалось бы совершенно далекий от финансовой сферы документ может быть преломлен в этом ключе.

(Кстати, конечный вариант «Основ», по мнению экспертов, не сильно отличается от первичного проекта, хотя в его общественном обсуждении, как было официально заявлено, приняли участие не только губернаторы и чиновники, но и десятки экспертов и тысячи граждан.)

Естественно, что в документе превалируют чисто идеологические тезисы. Помимо курса на деидеологизацию и отказа от изоляционизма России от мировой культуры, особое внимание в нем уделяется созданию на всей территории России качественной культурной среды и равных условий для творчества. «Одна из главных задач — чтобы обеспечить максимально возможный доступ к культуре, культурным ценностям всем гражданам нашей страны, вне зависимости от того, где они проживают. Сегодня действительно есть проблемы на селе, в малых городах. На это будут обращено особое внимание», — отметил советник президента по культуре Владимир Толстой.

«Потрясающий проект, очень важный для всей нашей страны… Потому что, мне кажется, впервые так серьезно культура выведена из статуса обслуги, обслуживания населения», — так прокомментировал принятие «Основ» художественный руководитель Государственного Театра Наций Евгений Миронов.

Поживем, увидим. Однако основы — это только первый шаг. Вторым должна стать разработка государственной стратегии. Между тем, по мнению Путина, важно не закопаться в бумагах, а начать работать, поэтому для финансирования новых проектов президент предложил учредить Российский фонд культурного развития и создать новый, надведомственный орган по управлению культурой. К тому же должно развиваться частно-государственное партнерство в области культуры. А вот и опять финансовые вопросы.

Однако с финансами не все так просто. Об этом как раз свидетельствует еще одно значимое событие, уже непосредственно касающееся «денежных» вопросов. Мы имеем в виду принятый Госдумой в октябре прошлого года — сразу в двух чтениях — базовый закон «О меценатской деятельности». (Для справки. Название «меценат» как лица, способствующего на добровольной и безвозмездной основе развитию науки и искусства, оказывающего им материальную помощь из личных средств, произошло от имени римского государственного деятеля I века до н. э. Гая Цильния Мецената, покровителя искусств, который, кстати, вел государственные дела, не занимая никакой официальной должности, при этом открыто высказывал свою точку зрения, без низкопоклонства и заискивания).

В законе определяется правовой статус меценатов: ими будут считаться лица, направляющие деньги или имущество на развитие культуры или на проведение, например, реставрационных работ. Объектом мецентства могут стать только «государственные, муниципальные и негосударственные некоммерческие организации культуры, а также образовательные учреждения, которые занимаются программами в сфере культуры и искусства», то есть музеи, библиотеки, театры и вузы. Закон запрещает органам государственной власти получать помощь благотворителей, а чиновникам — препятствовать меценатам и влиять на их решение, кому помогать.

Однако государство и здесь лукавит, ведь закон все-таки ограничивает число возможных получателей меценатской помощи, исключив конкретных физических лиц, что, по мнению специалистов, просто абсурдно. Так, Александр Костин, юрист компании «Хренов и Партнеры» заявил информационному порталу «Гарант.ру»: «В число получателей меценатской поддержки не включены физические лица, осуществляющие творческую деятельность — артисты, художники и т. п. Подобное ограничение видится не вполне обоснованным, учитывая то обстоятельство, что исторически получателями меценатской помощи являлись как раз физические лица, осуществляющие деятельность в области искусства».

Интересно, это просто очередной пример экономии или все-таки стремление «держать в кармане» не только финансы, но и мнение выдающихся деятелей культуры — потенциальных получателей помощи?

Между тем власти обязуются финансировать объекты культуры в полном объеме, независимо от меценатских денег, а меценатов — экономически поддерживать и присуждать им различные награды. Однако эксперты считают, что закон, регулирующий деятельность меценатов в России, был принят в урезанном виде и без конкретных льгот, положенных тем, кто будет вкладывать средства в культуру. Так, галерист Марат Гельман полагает, что в нынешнем виде закон носит «декоративный характер». «Важно, чтобы возникло частно-государственное партнерство, чтобы меценаты могли не только финансировать, но и участвовать в культурной деятельности, в частности в управлении», — считает он. Нормальный, действующий закон о меценатстве привел бы к децентрализации и неподконтрольности государственным идеологам, культурной жизни. Именно поэтому вместо понятных налоговых льгот чисто декоративные пункты о государственных наградах».

Поясним, что имеет в виду Гельман. В процессе обсуждения предполагалось, что меценатам будут предоставлены определенные налоговые преференции (они смогут включать средства, направляемые получателям меценатской поддержки «в состав внереализационных расходов»), а некоммерческие организации-получатели поддержки будут освобождены от уплаты налога на имущество, переданное в качестве меценатской поддержки. В итоге принятым законопроектом гарантировано лишь осуществление государством мер экономической поддержки меценатов и организаций, которым они оказывают помощь без установления конкретных мер экономического стимулирования меценатской деятельности.
Правда, государство оставляет за собой право присуждения наград и почетных званий, а также установления информационных надписей с именами меценатов на зданиях, сооружениях или территориях, принадлежащих получателям меценатской поддержки. Как говорится, экономия налицо или «за что боролись?».

Ведь борьба государства и инициаторов закона имеет давнюю историю. Впервые группа энтузиастов, среди которых были и представители искусства (Станислав Говорухин, Галина Волчек, Николай Губенко и пр.), разработали и внесли в Госдуму законопроект «О меценатах и меценатстве» еще в декабре 1997 года. Тогда правительство в своем заключении отметило, что документ противоречит действующему законодательству, и указало: «Требуется уточнить сферу применения и обеспечить терминологическое единство понятийного аппарата». Законопроект пролежал «под сукном» более 13 лет, а в конце января 2011 года было принято решение отклонить его в первом чтении.

Вновь законопроект был внесен в Госдуму осенью 2012 года и в первом чтении был принят больше года назад. Но до второго он не дошел из-за затянувшихся споров депутатов и финансистов как раз по поводу налоговых послаблений для меценатов. В результате пункты, касающиеся налоговых льгот, были просто исключены из текста документа. А ведь этот шаг делает новый законодательный акт очередной правовой профанацией. По мнению, Аркадия Соснова, главного редактора альманаха социального партнерства «Русский меценат», при сегодняшнем состоянии российской экономики это особенно заметно. «Как бы ни были традиционно бескорыстны российские меценаты, безусловно, главная проблема, препятствующая современной меценатской деятельности, — отсутствие стимулирующих ее экономических (налоговых) льгот. Более того, в ряде случаев мы наблюдаем формально узаконенный абсурд в виде двойного налогообложения даров и пожертвований либо взимания налогов как с дарителя, так и с получателя помощи. В нынешней экономической ситуации налоговые льготы были бы не свидетельством расчетливости или корысти меценатов (как это пытаются представить злопыхатели), а необходимым условием, способствующим привлечению средств в сферу культуры, обделенную государственным финансированием», — прокомментировал он ситуацию.

Между тем государство, создавая видимость озабоченности проблемами культуры, придавая целому году эгиду Культуры, принимая и основополагающие «Основы государственной культурной политики», и более практически направленный закон «О меценатской деятельности», одновременно урезает бюджетные средства на культурную сферу. По некоторым данным, с учетом официального крайне оптимистичного прогноза по инфляции в 2015 году расходы государства на культуру и кинематографию подлежат урезанию на 30,9%.

Чем это грозит? Прежде всего, сокращением и так далеко не высоких зарплат, в частности, сотрудников подведомственных Минкульту учреждений. Министр культуры Владимир Мединский заявил, что в 2015 году финансирование их зарплат будет сокращено примерно на 4 млрд рублей. «Чем больше наши учреждения зарабатывают, тем больше желание у наших финансистов сэкономить в выделении денег по зарплате», — прокомментировал это решение Мединский и добавил: «Мы будем работать круглосуточно и в любом случае справимся». Чем круглосуточная работа министра и его подчиненных может помочь какому-нибудь библиотекарю или музейному работнику, абсолютно непонятно.

Помимо обещания совсем не покидать своего рабочего места министр выдвинул занятную идею по компенсации урезанных бюджетных средств — предложил ввести систему государственных лотерей для финансирования сферы культуры. По его словам, финансирование культуры за счет лотерей распространено за рубежом, в частности, в Италии и Великобритании. «Поступления от них достигают 30–40 и более процентов от общих расходов государства на культуру», — отметил Мединский. Получается, что государство, сократив свои расходы на сферу культуры, предлагает нам, своим гражданам, затянув еще потуже пояса (хотя куда уж туже?), теперь и через лотереи — помимо налогов — самим финансировать культуру, чтобы она «стала естественным регулятором жизни» (В. Путин).



Обратная связь