Eng

Юристы прокомментировали идею обязательного юробразования для представителей в судах

02 Октября 2017

Дмитрий Шнигер.pngПавел Крашенинников внес в Госдуму законопроект, который вызвал бурное обсуждение среди юристов и резкую критику ФПА. Депутат предлагает не допускать до представительства в судах тех, кто не имеет высшего юридического образования и не обладает особой аккредитацией от выбранной властями организации.
Юрист "Хренов и Партнеры" Дмитрий Шнигер прокомментировал инициативу.

Дмитрий считает, что законопроект провальный в целом, включая и норму об образовании, и условие об аккредитации АЮР. «Предложенные в рамках инициативы средства представляются просто губительными с точки зрения правозащиты, а мотивировка законопроекта вызывает категорические возражения», – говорит он. Свою позицию он подкрепляет такими аргументами:

 Во-первых, основным мотивом введения образовательного ценза для судебных представителей провозглашается защита граждан от некачественной юридической помощи. Однако каким образом введение такого ценза скажется на тех, кто по бедности не может нанять себе профессионального советника. В России нет системы бесплатной юридической помощи, которая могла бы удовлетворить нужды таких граждан, и из внесенных в Думу материалов не следует, что авторы законопроекта учли необходимость ее создания.

 Во-вторых, предлагаемая система несправедлива. Для того, чтобы взыскать потребительскую неустойку, задолженность за работы по подписанным актам или признать незаконным увольнение, в общем и откровенно говоря, юридическое образование не требуется. Для этого вообще не требуется образование, достаточен здравый смысл, жизненный опыт и умение пользоваться сетью Интернет. Справедливо ли принуждать человека, который, хотя и не имеет образования, может защитить себя в суде сам, нанимать платного представителя, который при этом не несет никакой дополнительной ответственности за качество предоставляемой услуги?

 В-третьих, инициатива дисбалансирует существующую организацию юридической практики изнутри. Авторы критикуемого проекта предлагают предоставить всем лицам, имеющим квалификацию «юрист», привилегию в виде исключительного права вести дела клиентов в судах. При этом на таких лиц не возлагается совершенно никаких дополнительных обязанностей и не предусматривается никакой особой ответственности за пренебрежение тем доверием, которое государство выразит в законе о введении профессионального представительства в случае его принятия. Зачем тогда продолжает существовать адвокатура с такими ее атрибутами, как обязанность сдачи квалификационного экзамена, уплаты адвокатами взносов, дисциплинарной ответственностью, бременем защиты по назначению и т. п.

 В-четвертых, не очень ясны предпосылки, на которых основан вывод о необходимости введения образовательного ценза для решения поставленной задачи.

Шнигер говорит, ошибочно утверждать, что наличие юридического образования определяет качество судебного представительства. Само по себе наличие диплома и разрешения каких бы то ни было организаций не делают представительство профессиональным.

Юрист отмечает, что для повышения качества судопроизводства желательно в первую очередь, чтобы юридическое образование имелось прежде всего у тех, кто делает работу задолго до появления на сцене юриста-судебника. «Речь идет о специалисте, который составляет безобразный договор, спор из которого потом не распутает и лучший судебник, или об инспекторе, который так проводит проверку, что потом потребуется не один судебный представитель, чтобы описать все допущенные при составлении акта нарушения».

Шнигер называет предлагаемые изменения «вредными» и добавляет, что такой закон вряд ли примут.

«Инициатива затрагивает те же проблемы, которые связаны с адвокатской монополией и которые на протяжении уже долгих лет препятствуют ее введению, и не предлагает никакого их решения», – заключает эксперт.



С полной версией статьи можно ознакомиться здесь


Обратная связь