Eng

Топ-10 самых интересных дел по банкротству за полгода

20 Июля 2017

По статистике Судебного департамента при ВС, только арбитражные суды субъектов в прошлом году (более свежих данных пока нет) ежедневно рассматривали примерно 129 дел о банкротстве. А помимо них аналогичные иски слушались в арбитражных апелляционных судах, арбитражных судах округов и в Верховном суде. В общем, объем внушительный. Чтобы упростить задачу тем, кто хочет быть в курсе последней практики по банкротству, Право.ru отобрало 10 самых интересных кейсов за полгода. Юристы "Хренов и Партнеры" Сергей Морозов и Софья Карпенкова также поделились интересными делами.


ООО "Нефтегазмаш-Технологии"

По закону о банкротстве, корпоративные требования учредителей (о выплате дивидендов, стоимости доли и т.д.) удовлетворяются только после расчета с его внешними кредиторами. "Многие учредители в обход этого правила создают видимость наличия у них общегражданских отношений с обществом – например, выдают должнику займ вместо внесения имущества в уставной капитал. Тем самым они убивают двух зайцев. Во-первых, вместо дивидендов, получение которых зависит от наличия у общества прибыли, получают фиксированный доход в виде процентов по займу. Во-вторых, формируют дружественную кредиторскую задолженность на случай банкротства. В результате учредители общества вместо того, чтобы получить удовлетворение своих требований после расчета со всеми кредиторами, участвует в деле о банкротстве наравне с ними", – объясняет юрист "Хренов и партнеры" Сергей Морозов.

Аналогичная ситуация сложилась во время банкротства ООО "Нефтегазмаш-Технологии". Когда спор дошел до ВС, тот пресек одну из самых распространенных схем организации должником контролируемого банкротства с целью сбрасывании долгов (№ А32-19056/2014).

Предоставление учредителем займа своему же лицу в период кризиса (недостаточности собственного имущества) есть ничто иное, как притворная сделка, прикрывающая внесение денег в уставной капитал. Схема с займами приводит к тому, что учредители перекладывают свой риск на кредиторов, которые такие риски нести не должны. Поэтому требования учредителей, пусть и основанные на договорах займа, не подлежат включению в реестр.


Олег Михеев 

Олег Михеев взял кредит под поручительство ряда компаний, участником которых он является, однако рассчитаться с долгом не смог и приступил к банкротству. При этом часть кредита все же была погашена, но не самим должником, а его племянником и сестрой, которые впоследствии со ссылкой на ст. 313 ГК обратились с требованиями о включении в реестр на сумму погашенной задолженности.

Суды первых трех инстанций включили их требования в реестр, не усмотрев ничего предосудительного в аффилированности с должником. ВС с ними не согласился и пришел к выводу, что действия должника, который вместо того, чтобы погашать долг самостоятельно, просил делать это своих родственников, могут отвечать признакам злоупотребления права. В силу ст. 10 ГК это является основанием для отказа в удовлетворении требований кредиторов (№ А12-45752/2015).

Суды могут отказать во включении в реестр требований аффилированных кредиторов, если обстоятельства возникновения долга явно указывают на то, что он формировался исключительно с целью повлиять на ход процедуры в интересах должника.

"ВС в этом деле сформулировал во многом революционную для российского права позицию. Ранее суды придерживались иного подхода, что нередко приводило к печальным последствиям: аффилированные с должником кредиторы утверждали мировое соглашение на крайне невыгодных независимым кредиторам условиях или иным образом препятствовали защите интересов независимых кредиторов", – рассказала юрист "Хренов и партнеры" Софья Карпенкова.



С остальными кейсами из рейтинга дел можно ознакомиться здесь 

Обратная связь