Eng

Статья юриста компании "Хренов и Партнеры" Киреева А.С. "Соотношение понятий "Наименование юридического лица" и "Фирменное наименование" в российском праве"

21 Января 2016

В силу статьи 19 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) физические лица как субъекты гражданского права приобретают и осуществляют права и обязанности под своим «именем», а юридические лица под своим «наименованием», как это устанавливает статья 54 ГК РФ.

Согласно общему правилу, выраженному в пункте 1 статьи 54 ГК РФ, юридическое лицо имеет свое наименование, содержащее указание на организационно-правовую форму.
Далее в пункте 4 статьи 54 ГК РФ в отношении коммерческих организаций установлено специальное условие — коммерческая организация должна иметь фирменное наименование.

Права на фирменное наименование определяются в соответствии с правилами раздела VII ГК РФ.

В свою очередь, статья 1473 ГК РФ в пункте 1 устанавливает, что юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, которое определяется в его учредительных документах и включается в Единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица. А в пункте 2 — что фирменное наименование юридического лица должно содержать указание на его организационно-правовую форму и собственно наименование юридического лица, которое не может состоять только из слов, обозначающих род деятельности.

Систематическое толкование норм статей 54 ГК РФ и 1473 ГК РФ порождает вопрос: а тождественны ли понятия «наименование юридического лица» и «фирменное наименование»?
Первая точка зрения. Термины «наименование юридического лица» и «фирменное наименование» отражают сущность разных явлений.

Представляется, что «наименование юридического лица» является термином корпоративного права, а термин «фирменное наименование» является применимым в праве на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации.

Корпоративное право регулирует общественные отношения, складывающиеся между участниками юридических лиц, а также между участниками и юридическими лицами.
Придерживаясь мнения Е. А. Суханова, также считаем, что корпоративное право является подотраслью гражданского права. Особенностью входящих в его предмет общественных отношений является то, что они носят имущественно-организационный характер.

Следовательно, наличие наименования юридического лица позволяет отделять одни юридические лица от других и является одним из способов идентификации юридического лица, наряду с идентификационным номером налогоплательщика и основным государственным регистрационным номером в Едином государственном реестре юридических лиц, что в полной мере соответствует предмету регулирования указанной подотрасли.
Таким образом, наименование юридического лица является его именем, отделяющим одно лицо от других.

Право на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, на наш взгляд, также является подотраслью гражданского права.
В предмет этой подотрасли входят неимущественные отношения абсолютного характера.

Указанное обстоятельство подтверждается регулированием такого явления, как «фирменное наименование», частью четвертой ГК РФ, отнесения статьей 1225 ГК РФ «фирменного наименования» к результатам интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана (интеллектуальной собственностью).

А статьей 1474 ГК РФ предусмотрено исключительное право юридического лица на использование своего фирменного наименования в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом.

Также, как следует из буквального толкования пункта 4 статьи 54 ГК РФ, наличие фирменного наименования опосредовано целями деятельности лица: юридическое лицо, не имеющее целью извлечение прибыли, может не иметь фирменного наименования.

Подтверждение такого подхода находит свое отражение и в ГК РФ. Так, в пункте 5 статьи 54 ГК РФ наименование, фирменное наименование и место нахождения юридического лица указываются в его учредительном документе и в Едином государственном реестре юридических лиц.

Вторая точка зрения. «Наименование юридического лица» и «фирменное наименование» — это смежные термины.

Согласно такому подходу, термины «наименование юридического лица» и «фирменное наименование» регулируют одни и те же общественные отношения, являются особым и комплексным явлением, которое свидетельствует об индивидуализации лица, но в то же время является абсолютным правоотношением к третьим лицам, является «активом» его участников и носит имущественно-организационный характер.
Такой подход находит свое отражение в том, что фактически термин «фирменное наименование» регулируется и ГК РФ, и законодательством, являющимся частью норм корпоративного права, например, Федеральным законом (ред. от 05.05.2014 г.) «Об обществах с ограниченной ответственностью» (статья 4) и Федеральным законом (ред. от 21.07.2014 г.) «Об акционерных обществах» (статья 4).
Также согласно пункту 2 статьи 1473 ГК РФ наименование юридического лица является составной частью фирменного наименования.

Так, В. И. Еременко из анализа действующего законодательства делает следующий вывод:
Исключением возможности передачи фирменного наименования совместно с предприятием исключительное право на фирменное наименование, по сути, лиши-лось своего имущественного содержания и фактически слилось с такой категорией, как «наименование коммерческой организации», являющееся личным неимущественным правом и в этом качестве индивидуализирующее юридическое лицо в целом как организацию, наделенную обособленным имуществом и выступающую в имущественных и личных не-имущественных отношениях от своего имени во всех сферах деятельности.

По всей видимости, подобной точки зрения, прямо об этом не высказываясь, придерживается и И. В. Шиткина:
Собственное имя хозяйственного общества является средством его индивидуализации и выражается в фирменном наименовании, которое должно содержать полное наименование общества, его организационно-правовую форму, а в отношении акционерного общества — также указание на его тип (ст. 4 Закона об АО, ст. 4 Закона об ООО). Фирменное наименование юридического лица регистрируется одновременно с государственной регистрацией самого хозяйственного общества. С этого момента у общества возникает исключительное право на использование собственного наименования.

Следовательно, можно констатировать тот факт, что законодатель не отделял для коммерческих организаций такие явления, как «фирменное наименование» и «наименование юридического лица», а наоборот, придавал им единый смысл, единое значение. Более того, анализ ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственность» и ФЗ «Об акционерных обществах» подтверждает мысль о том, что эти два понятия смешаны.

Некоторую определенность в этом вопросе попытались сделать высшие суды в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 5, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 29 от 26.03.2009 г. «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», в пунктах 58.1, 58.2 которого для коммерческих организаций понятиям «фирменное наименование» и «наименование юридического лица» дано равнозначное значение.

Представляется, что на данный момент обозначена основная практическая проблема — отсутствие развитой защиты исключительного права на наименование некоммерческой организации.

В. О. Калятин, комментируя пункт 58.2 названного постановления, делает следующий вывод:
Эти понятия соотносятся как видовое и родовое, фирменное наименование является видом наименования юридического лица. Однако исключительное право предусмотрено только в отношении фирменного наименования, которое может принадлежать лишь коммерческой организации. Наименование некоммерческой организации, таким образом, не охраняется в рамках части четвертой ГК РФ, хотя интересы некоммерческой организации могут защищаться с помощью норм общей части ГК РФ.

Соглашаясь с приведенным мнением, считаем, что этого недостаточно для защиты исключительных прав и в коммерческом обороте имеется потребность в закреплении наименования некоммерческих организаций в качестве средства индивидуализации юридических лиц в смысле положений части четвертой ГК РФ, о чем свидетельствует судебно-арбитражная практика (Определение ВАС РФ от 06.09.2012 г. № ВАС-8760/12 по делу № А19-15965/2011; Определение ВАС РФ от 03.07.2012 г. № ВАС- 8176/12 по делу № А46-9631/2011; Определение ВАС РФ от 03.07.2012 г. № ВАС-8091/12 по делу № А27-9834/2011; Определение ВАС РФ от 01.04.2014 г. № ВАС-3189/14 по делу № А40- 173939/2012).
Необходимо также отметить, что до 1 января 2008 г. в предмет договора коммерческой концессии (статья 1 027 ГК РФ) в качестве объекта входили права на фирменное наименование. Исключение упоминания фирменного наименования пунктом 4 статьи 25 Вводного закона части четвертой ГК РФ из предмета договора коммерческой концессии вполне оправданно, поскольку оно индивидуализирует субъект — коммерческую организацию, а не предприятие как объект.
Согласно судебной практике, нарушением права на фирменное наименование является незаконное использование фирменного наименования в полном объеме (Информационное письмо ВАС РФ от 29.05.1992 г. № С-13/ОПИ-122 «Об отдельных решениях совещаний по арбитражной практике»; Постановление Президиума ВАС РФ от 05.03.2002 г. № 4193/01). При этом средством индивидуализации юридического лица фактически является не фирменное наименование в целом, а лишь отличительный элемент, который позволяет отличать одно юридическое лицо от другого.

Исходя из вышеизложенного, представляется неправильным смешивать эти два понятия, так как считаем логически и методологически более правильным разделять термины «фирменное наименование» и «наименование юридического лица», либо создать единый правовой режим регулирования наименований как коммерческих, так и некоммерческих организаций, с предоставлением одинакового комплекса прав, что должно найти свое отражение в изменениях соответствующих норм ГК РФ.

Такое двойное толкование природы этих терминов и возникающая в связи с этим правовая неопределенность породила проблемы защиты исключительных прав наименования некоммерческих организаций и в будущем может породить дополнительные и непрогнозируемые в данный момент проблемы в правоприменительной практике.

Журнал «Акционерное общество»

№ 2 (129) Февраль 2015



Обратная связь