Eng

Экономколлегия рассказала, можно ли уничтожить документы банкрота

09 Декабря 2019

Если управляющий семь лет хранит документы банкрота – это много или мало? Кредитор решил, что мало, ведь привлечь контролирующих лиц к ответственности можно в течение 10 лет. Он подал жалобу на управляющего, который уничтожил документы преждевременно. Но три инстанции решили, что семи лет вполне достаточно, чтобы ознакомиться с документами и использовать их. Потом дело попало в Верховный суд. Он признал такой подход поверхностным и объяснил это. Его решение оценили эксперты.

Финансовые и бухгалтерские документы банкрота играют важную роль в банкротстве. Они позволяют определять размер конкурсной массы и пополнять её, оспаривать сделки, выявлять контролирующих лиц и отвечать на вопрос, можно ли привлечь их к субсидиарной ответственности. Эту документацию прежнее руководство банкрота обязано передать арбитражному управляющему, а он должен её хранить. Сколько именно лет – в законе о несостоятельности не говорится.

Управляющий «Лизинговой компании «Ренессанс» Олег Логинов уничтожил её документы через семь лет, в 2018 году, после возбуждения дела о банкротстве (№ А40-108749/2011). Этим оказался недоволен конкурсный кредитор Александр Ожогин. Ему показалось подозрительным, что управляющий избавился от бумаг через два месяца после того, как суд принял заявления о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. Ожогин подал на Логинова жалобу. В ней кредитор написал, что уничтожение документов мешает ему собирать доказательства и устанавливать вину контролирующих лиц.

Но три инстанции не нашли повода наказать управляющего. За семь с лишним лет Логинов провёл все необходимые мероприятия. Его действия (бездействие) и отчёты обжалованы не были, а хранить документы дальше не было смысла, указали три инстанции. По их мнению, права кредиторов никто не нарушал. Они имели возможность ознакомиться с документами из дела, которые их интересуют, но не сделали этого.

Ожогин обратился в экономколлегию Верховного суда. Она разделила сомнения кредитора и сочла, что нижестоящие инстанции недостаточно тщательно разобрались в деле. Как напомнил ВС, в случае ликвидации юрлица, в том числе в результате банкротства, судебная практика не допускает возможности безусловного уничтожения документов, даже если истекли сроки их хранения. Об этом косвенно говорит и п. 5 ст. 61.14 закона о банкротстве, который устанавливает сроки обращения в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности. Согласно этой статье, максимальный срок – не позднее 10 лет со дня, когда имели место действия или бездействие, которые позволяют привлечь к ответственности.

«Законодательство не позволяет конкурсному управляющему по своему усмотрению уничтожать документацию должника, которая потенциально относится к доказательствам по делу, до конца конкурсного производства, даже если кредиторы не против», – такой вывод сделал Верховный суд. Особенно если в деле есть нерассмотренное заявление о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности, отметила экономколлегия. Поэтому она назвала преждевременными решения нижестоящих инстанций.

Партнёр юркомпании "Хренов и партнеры" Ольга Гончарова обращает внимание на поведение заявителя жалобы. В нём она видит признаки злоупотребления правом. Кредитор жалуется, что отсутствие документов затрудняет привлечение к субсидиарной ответственности бывших руководителей должника. Но задолго до уничтожения документов такие попытки предпринимались дважды, подчёркивает Гончарова. И оба раза заявлениям не давали хода из-за отсутствия доказательств.

С полным текстом материала можно ознакомиться здесь.


      Подписывайтесь
Digital Production Tochka.ru